ИНОСТРАННЫЕ ТЕРМИНЫ И ВЫРАЖЕНИЯ 112 страница

Зародившись на планете, Н. имеет тенденцию к пос­тоянному расширению, превращаясь, т. о., в особый структурный элемент космоса, выделяемый по социаль­ному охвату природы. В понятии Н. подчёркивается необходимость разумной (т. е. отвечающей потребно­стям развивающегося человечества) организации взаи­модействия общества и природы в противоположность стихийному, хищнич. отношению к ней, приводящему к ухудшению окружающей среды. Поскольку характер отношения общества к природе определяется не только науч.-технич. уровнем, но и социальным строем, по­стольку сознат. формирование Н. органически связа­но со становлением коммунистич. обществ.-экономич. формации, создающей условия для превращения зна­ний, накопленных человечеством, в материальную силу, рационально преобразующую природную среду. • Тейяр де ШарденП., Феномен человека, пер. с франц., М., 1965; Вернадский В. И., Химич. строение биосферы Земли и её окружения, Μ., 1965; его же, Размышления нату­ралиста, кн. 2, М., 1977; Природа и общество, М., 1968; Науч.-технич. революция, общество, М., 1973.

НОРМА(от лат. norma — руководящее начало, прави­ло, образец), 1) средняя величина, характеризующая к.-л. массовую совокупность случайных событий, явле­ний. В таком смысле это понятие употребляется в ис­следованиях, проводимых с применением методов тео­рии вероятностей и математич. статистики. 2) Н. со­циальная, общепризнанное правило, образец поведения пли действия. С помощью социальных Н. обеспечива­ется упорядоченность, регулярность социального вза­имодействия индивидов и групп. Социальные Н. могут быть универсальными, относящимися в равной мере к каждому индивиду в данном обществе, и частными, от­носящимися, напр., к определ. сфере проф. деятельно­сти или же регулирующими действия индивида, зани­мающего данную статусную позицию или выполняюще­го данную социальную роль. Масштаб действия со­циальных Н. определяется рамками признающей их группы или организации и способом институциализа-ции.

Обычно социальные Н. выступают в качестве эле­ментов нормативных систем; наиболее важными систе­мами нормативной регуляции являются мораль и пра­во. Марксизм-ленинизм показал историч. характер и классовость социальных Н., к-рые представлялись бурж. сознанию естественными. В развитых классо­вых обществах обычно взаимодействуют относительно

НОРМА 441

автономные системы социальных Н., присущих раз­личным классам, слоям и обществ. группам.

Социальные Н. различаются по способу фиксации (формальные и неформальные, устные и письменные, выраженные явно или латентные), по степени обобщён­ности (конкретные образцы определ. действия или об­щие принципы деятельности), универсальности дей­ствия (специфич. привилегии или общезначимые права и обязанности); в них могут выражаться как позитивные (предписания), так и негативные (запреты) характери­стики действия.

Необходимое условие действенности социальных Н.— их обоснованность с т. зр. соответствия их при­нятым в данном обществе ценностям и идеалам, по отношению к к-рым Н. выполняют подчинённую, ин­струментальную функцию. Следование социальным Н. обеспечивается двояко: путём их интернализации (т.е. превращение внеш. требований во внутр. потреб­ность, привычку), происходящей в процессе социали­зации индивида (при этом соблюдение Н. становится для него внутр. потребностью, привычкой), либо за счёт институциализации, включения в структуру общества и социального контроля, т. е. применения различных санкций к тем, чьё поведение отклоняется от приня­тых Н.

Нормативная регуляция может быть традицион­ной — в этом случае критич. отношение к принятым Н. недопустимо, или рациональной, когда выявление и обоснование реально действующих в обществе социаль­ных Н. становится особой задачей. Последнее особенно отчётливо проявляется в науч. деятельности, в рамках к-рой эту задачу решает методологич. самосознание науки.

В условиях социализма вырабатывается система обобщённых и дифференцированных социальных Н., круга обязанностей, прав и свобод личности, закрепля­емых в конституционно-правовых установлениях, в принципах коммунистич. морали. Важной проблемой социалистич. общества является интернализация этой системы в структуре личности — воспитание нового че­ловека (см. Коммунистическое воспитание).

• Пеньков Е. М., Социальные Н.— регуляторы поведе­ния личности, М., 1972; Бобнева М. И., Социальные Н. и регуляция поведения, М., 1978; М е r t o n R. К., Social theo­ry and social structure, Glencoe, 1957.

НОУМЕН(греч. νοούμενον), понятие идеалистич. философии, обозначающее умопостигаемую сущность, предмет интеллектуального созерцания, в отличие от феномена как объекта чувств. созерцания. Понятие Н. характерно для учений объективного идеализма средневековья и нового времени, где Н. выступает аналогом платоновской «идеи». Совокупность ноуме­нов образует умопостигаемый, или «интеллигибель­ный», мир, учение о к-ром составляет важнейший спекулятивный атрибут неоплатонич. традиции. В ин­терпретации Канта Н.— возможная, но недостижи­мая для человеческого опыта объективная реаль­ность, синоним понятия «вещь в себеъ. Согласно Кан­ту, Н. есть лишь «демаркационное понятие», указываю­щее на пределы нашего познания, ограниченного ми­ром явлений.

• Кант И., Соч., т. 3, М., 1964, i:. 299—313; его же, там же, т. 4(1), М., 1965, с. 134—37; Асмус В. Ф., Этика Канта, там же, с. 24—36.

НОЭЗИС И НОЭМА(греч. νόησις — мышление, по­стижение, разумение и νόημα — мыслимое содержание, мысль), термины платоновской и аристотелевской фи­лософии, относящиеся к теории познания. У Платона ноэзис понимается как мыслящее усмотрение сущности, идеи, основанное на созерцат. природе разума (идея в философии Платона имеет значение «вида», зримого «ли­ка» — эйдоса); ноэма (мысль) есть постижение много­образия вещей как нек-рого единства. Продолжив пла-

НОУМЕН

тоновское учение об уме, Аристотель толковал мышле­ние как определ. соединение и соотнесение ноэм. Исти­на, по Аристотелю, есть адекватное сочетание поэм; ложь — несоответствие утверждений и отрицаний дей-ствит. связям между вещали и смыслами.

Термины «ноэзис» и «поэма» в специфич. значении использованы Гуссерлем и феноменологич. школами. Здесь они связаны с центр. понятием феноменологии — интенционалъностъю (т. е. предметной направленностью сознания). Взаимодополнительные (коррелятивные) аспекты этой направленности (интенциональности) Гуссерль обозначает терминами «ноэзис» и «поэма». Ноэтич. момент интенциональности, ноэзис, или «ноэ-за» (die Noose), есть осмысливающая направленность сознания на объект, к-рый, в свою очередь, как но­ситель смысла (мыслимого содержания) есть ноэма. Подобное различение служит в феноменологич. анали­зе задаче раздельного описания объектов сознания и процессов их идеального построения.

•Ахманов А. С., Логич. учение Аристотеля, M., 1960, с. 12—13, 106—08, 126—27; Лосев А. Ф., История антич, эстетики, [т. 2], М., 1974, с. 451—58; Шпет Г. Г., Явление и смысл, М., 1914, с. 133—46; Мотрошилова Н. В., Феноменология, в кн.: Совр. бурж. философия, М., 1978, с. 248—50.

НРАВСТВЕННОСТЬ,см. Мораль.

НУМЕНИЙ (Νοομήνιος) (2-я пол. 2 в.), антич. фило­соф, представитель неопифагореизма и среднего плато­низма, один из предшественников неоплатонизма. Ро­дом из Апамеи в Сирии. Для учения Н. характерна иерархич. структура бытия и онтологич. дуализм. Вы­сшее место в этой иерархии занимает первый бог (или первый ум-нус), к-рый неподвижен и есть самоблаго, отец, монада. Наряду с ним вечно сосуществует мате­рия: неразумная, непознаваемая и хаотичная. Будучи «текучей и нрава страстного», она как бы раскалывает вторую ипостась, или второй ум, демиурга, к-рый, с одной стороны, созерцает первый ум и умопостигае­мое, с другой — тяготеет к материи, печётся о ней и соприкасается с чувственным. В противоположность первому уму, второй ум подвижен: упорядочивая ма­терию и связывая её узами гармонии, он творит космос, к-рый есть третий бог. Однако, но др. источникам, тре­тьим богом является злая мировая душа, тесно связан­ная с материей, от неё произошла смертная часть че-ловеч. души, или неразумная душа. Высшая часть че-ловеч. души (разумная душа) сопричастна первому уму и познаёт его «один на один».

Отличит. чертой Н. является стремление включить в философию вост. мудрость — учения брахманов, иуде­ев, магов и египтян. Аллегорически толкуя Ветхий завет, он пытается понять его в духе платонизма. Но, несмотря на известную фразу Н. о том, что Платон — это «говорящий по-аттически Моисей», не следует пре­увеличивать вост. влияний в философии Н., к-рая в основе своей остаётся в традиции др.-греческой фи­лософии.

• Fragments. Texte etab. et trad, par E. des Places, P., 1973.

* P u е с h H. С., Numenius d'Aparnee et les theologies orienta-les au second siecle, в кн.: Melanges Bidez, Brux., 1934, p. 746—78; M a r t a n o G., Numeriio d'Apamea, Napoii, 1960; Ley de H., Marrobius and Numenius, Brux., 1972.

НУС (греч. voug — разум, мысль, дух), у м, термин др.-греч. философии, начало сознания и самосозна­ния в космосе и человеке, принцип интуитивного зна­ния — в отличие от дискурсивно-рассудочного знания (дианойя).

Черты, характерные для позднейших развитых кон­цепций Н., намечены в элейской школе, считавшей ис­тинное бытие умопостигаемым, и у Анаксагора, поста­вившего Н. у истоков возникновения мира. Первую развитую концепцию Н. дал Аристотель, у к-рого Н.— эйдос эйдосов, целевая причина всего существующего — стоит во главе иерархии универсума и — как предмет всеобщей любви — ость перводвигатель. Аристотель же резко отделил актуальный Н., для к-рого мыслящее и мыслимое совпадают, от частичного и только потенци-

ального человеч. H. Хотя у Платона концепция Н. не была достаточно разработана, в Древней Академии, видимо, проводилось различие между умом-Η, и еди­ным (Спевсипп), либо же они объединялись (Ксено-крат). Разработка проблемы Н. в среднем платонизме велась на основе понимания аристотелевского Н. как платоновского демиурга, содержащего в себе идеи-образцы всякого творения; атрибуты Н.— единое, су­щее, отец, создатель, первый бог. У Плотина II.— вто­рая ступень в иерархии универсума, сфера истинно су­щего, стоящая ниже породившего её единого-блага. Н.— вечная, насквозь ясная сфера идеальных образ­цов, или блаженных богов,— прекрасный умопостига­емый космос, в к-ром Плотин чётко выделяет объект (бытие), субъект (Н. как чистая мысль) и соединение того и другого («совершенное живое существо» плато­новского «Тимея» 30с, 39е). Ямвлих и Прокл на основании этого тройного деления различали в Н. три триады богов: умопостигаемых (образец, парадигма), умопостигаемых и мыслящих, мыслящих (демиург у Ямвлиха, собственно ум — у Прокла). Понятие Н. играет важную роль в христ. теологии (бог как Н.; «ум­ная» природа ангелов) и антропологии (Н. как образ божий в человеке и средство общения с богом в «умной» молитве, чистой от примеси воображения).

Наиболее значимыми для истории философии момен­тами антич. учения об уме-Η, следует считать его раз­работку у Аристотеля и Плотина: представление о тож­дестве в актуальном уме субъекта и объекта, об интел­лектуальном (умном) созерцании и т. п.

* Fritz K. v., Noog and νοεΐν in the Homeric Poems, «Classical Philology», 1943, v. 38, p. 79—93; его же, Der Νους des Anaxagoras, «Archiv für Begriffsgeschichte», 1964, Bd 9, S. 87—102; его же, Noug, Noeiv and their derivatives in Pre-Socratic philosophy (excluding Anaxagoras), в кн.: The Pre-Socra-tics, ed. Alex. P. D. Mourelatos, N. Y., 1974, p. 23—85; H a m e-1 i n O., La thiorie de l'intellect d'apres Aristote et ses commen-tateurs, P., 1953; см. также лит. к статьям Анаксагор, Неоплато­низм.

НЬЮТОН(Newton) Исаак (4.1.1643, Вулсторп, ок. Грантема,— 31.3.1727, Кенсингтон), англ. физик, аст­роном, математик, основоположник классич. и небес­ной механики. Н. создал дифференциальное и интег­ральное исчисления как адекватный язык математич. описания физич. реальности; в оптике он описал дис­персию света, защищал гипотезу о его корпускулярной природе, хотя сознавал необходимость волновых пред­ставлений для объяснения олтич. явлений. В осн. труде «Математич. начала натуральной философии» (1687) сформулированы понятия и законы классич. механики, дана математич. формулировка закона всемирного тя­готения, доказана тождественность силы тяготения и силы тяжести на Земле, теоретически обоснованы за­коны Кеплера и с единой т. зр. объяснён большой объём опытных данных (неравенства движения Земли, Луны и планет, морские приливы и др.). В завершённом виде механика Н. явила собой классич. образец науч. тео­рии дедуктивного типа и образец (парадигму) науч. теории вообще, сохранив это значение до настоящего времени.

Науч. метод Н. имел целью чёткое противопоставле­ние достоверного естеств.-науч. знания домыслам натур-филос. характера (Н. резко критиковал «теорию вихрей» Декарта). Знаменитое высказывание Н. «Hypotheses non fingo» («Гипотез не измышляю») было лозунгом этого противопоставления. Содержание науч. метода Н. (метода принципов) сводится к следующему: фун­дамент науч. знания составляют принципы (оси. по­нятия, законы), к-рые устанавливаются на основе опыта, эксперимента путём индукции, допускают математич. выражение и развитие в согласов. теоретич. систему и далее в науч. теорию путём дедуктивного развёр­тывания исходных принципов. Гипотезы допустимы в науч. исследовании, когда они подчиняются природе явлений, но в науч. теории даже такие гипотезы пред­ставляют собой знания «второго плана», варьируемый и лишённый должной достоверности элемент. Н. сам

был автором многих физич. гипотез — о корпускуляр­ной природе света, эфира, иерархически атомизирован-ной структуре материи и дальнодействии (передаче действия от одного тела к другому через пустое прост­ранство мгновенно и без посредника), всеобщей меха-нич. каузальности. Методологич. требования Н. направ­лены на то, чтобы наука была отделена от натурфило­софии и «познание природы получило свою научную форму...» (Энгельс Ф., см. Маркс К. и Энгельс Ф., оч., т. 1, с. 599).

Трудами Н. был заложен фундамент механистич. кар­тины мира и механистич. мировоззрения: «Было бы же­лательно вывести из начал механики и остальные яв­ления природы» («Математич. начала натуральной фило­софии», см. в кн.: Крылов А. Н., Собр. трудов, т. 7,1936, с. 3). Н.— крупнейший представитель механистич. материализма 17—19 вв. Ввиду принципиальной недо­статочности механицизма Н. оказался в плену метафи-зич. метода мышления, что очевидно обнаруживается в его мировоззрении. Материя, по Н., является исклю­чительно инертной субстанцией, допускающей извеч­ное повторение хода вещей, но начисто исключающей эволюцию. В учении об абс. времени как чистой дли­тельности и абс. пространстве как пустом «вместилище» вещества Н. метафизически отрывает пространство и ьремя от материи, утверждая их независимость. С ре­ляционной концепцией пространства и времени Лейб­ница Н. полемизировал [см. «Полемика Г. Лейбница и С. Кларка по вопросам философии и естествознания (1715—1716 гг.)», Л., 1960]. Недостаточность механи­стич. объяснения природы, ощущаемая и самим Н. (напр., он сознавал физич. несостоятельность принципа дальнодействия), вынуждала его апеллировать к иде­ям творения, отдавать дань религ.-идеалистич. пред­ставлениям.

• Unpublished scientific papers of Isaac Newton. A selection from the Portsmouth collection in the University library, Camb.— L.— N. Y., 1962; в рус. пер.— Оптика, или Трактат об отраже­ниях, преломлениях, изгибаниях и цветах света, М., 19542; Математич. работы, М.— Л., 1937; Лекции по оптике, М-, 1946. * И. Н. (1643—1727). Сб. ст., М.—Л., 1943; Вави­лов С. И., И. Н., Науч. биография и статьи, М., 1961.

НЬЯЯ(санскр., букв.— правило, рассуждения, вхождение в предмет, аналитич. исследование, логи­ка), одна из ортодоксальных систем др.-инд. философии (см. Астика); не отвергает авторитет Вед, но своё уче­ние строит на независимых основаниях. Во мн. отноше­ниях Н. близка еайшешике, и нередко они рассматри­ваются вместе как единая система. Основы Н. заложе­ны «Ньяя-сутрой» Готамы, видимо, в нач. н. э. Идеи Н. развивались в «Ньяя-бхашье» Ватсьяяны, в соч. Уд-дьйотакары, Вачаспати, Удаяны, Джаянты и др.

Н. стремилась к критич. истолкованию традиц. для Др. Индии метафизич. проблем. Исходя из освобожде­ния (мокша) как из конечной цели человеч. жизни, Н. подчёркивает важность умозрения для познания реаль­ности. Но условия и методы истинного познания могут быть определены, согласно Н., с помощью логики и её законов. Исключит. значение Н. в истории филосо­фии и науки определяется разработкой логич. проблем познания, абстрагированных от практики конкретных споров и дискуссий. Н. признаёт четыре самостоят. ис­точника познания: восприятие, вывод, сравнение и до­казательство (свидетельство). Восприятие (пратьякша) связано с органами чувств и может быть внешним (зре­ние, слух) или внутренним (ум-манас). Вывод (заклю-чение-анумана) предполагает сознат. выделение призна­ка данного объекта и содержит три термина (меньший, больший и средний, к-рый их соединяет). Сравнение (упамана) основано на связи между вещью и её назва­нием. Свидетельство, или доказательство (шабда), от­носится к познанию невоспринимаемых объектов, исхо­дящему от авторитетных лиц. Познание, основанное на

НЬЯЯ 443

этих источниках, является достоверным; наряду . ним существует недостоверное познание, опирающееся на память, сомнение, ошибку и гипотетич. аргумент. Н. да­ла детальную классификацию источников достоверно­го познания, разработала учение о сверхчувств. вос­приятии и его трёх видах, о типах обычного восприятия («савикальпака» — определённое и «нирвикальпака»— неопределённое), о логич. структуре предложения в свя­зи с выводом, и особенно логич. теорию вывода (струк­тура его частей, пятичленный силлогизм, основания вы­вода, классификация выводов, логич. ошибки и т. д.). Н. разработала также оригинальную теорию физич. мира, основанную на выделении объектов познания. Среди них — «Я» (атман), отличное от ума (манас) и тела. Связь «Я» с объектами порождает привязан­ности, желания, антипатии, ненависть и т. п., т. е. то, что заставляет «Я» действовать, вовлекаться в кругово­рот рождений и смертей, страданий и греха. Правиль­ное познание освобождает человека от этой вовлечён­ности. Само освобождение понимается как прекраще­ние отрицат. факторов (страдания), а не как состояние

счастья. Освободившееся «Я» выступает как чистая субстанция, уже не связанная с сознанием. Н. создала учение о боге как бесконечном «Я», создающем, сохра­няющем и разрушающем мир (согласно Н., мир создаёт­ся из вечных атомов, пространства, времени, умов, душ и акаши-эфира); мудрость и всеблагость бога помогают человеку, обладающему свободой воли и, сле­довательно, возможностью выбора между добром и злом, через истинное познание самого себя и мира достичь освобождения. Поздним продолжением Н. является логич. школа наеъя-нъяя.

* Чаттерджи С.,Датта Д., Древняя инд. философия, пер. с англ., М., 1954, с. 37—40, 152—210; Радхакриш-нан С., Инд. философия, пер. с англ., т. 2, М., 1957, с. 22—152; Rüben W., Zur indischen Erkenntnistheorie. Die Lehre von der Wahrnehmung nach den Nyayasütras, Lpz., 1926; R an d­le H. N., Indian logic in the early schools,.Oxf., 1930; B h a-duri Sadananda, Studies in Nyäya-VaiseSika metaphysics, Poona, 1947; Bulcke C., The theism of Nyäya-Vaiäesika, Calc., 1947; С h a 11 e r j i S., The Nyäya theory of knowledge, Calc., I9602; Bhattacharyya G., Studies in Nyäya-Vai-gesika theism, Calc., 1961; S a s t r i H. P., An examination of the Nyaya-sutras, в кн.: Studies in the history of Indian philo­sophy, v. 2, Calc., 1978; см. также лит к ст. Вайшешика.

О

«О ДУШЕ» (греч. Περί ψυχής, лат. De anima), трактат Аристотеля в 3 книгах, датируется началом 2-го афин­ского периода (334 до н. э.). Входит в комплекс ес-теств.-науч. соч. Аристотеля и вместе с примыкающи­ми к нему т. н. «Малыми естеств.-науч. сочинениями» («Об ощущении и ощущаемом», «О сне и бодрствовании», «О сновидениях», «О предчувствии во сне», «О долголе­тии», «О юности и старости», «О жизни и смерти», «О дыхании») служит переходом от космологии и ме­теорологии к миру живой природы — предмету зооло-гич. (и ненаписанных ботанич.) трактатов; отсюда — преим. объективный, биологич. и психофизиология, подход к проблеме «души» (см. также Псюхе] и отсутст­вие этич., антропологич. и религ. проблематики, со­державшейся в более раннем нравств. диалоге «Евдем», излагавшем платонич. концепцию бессмертия души и анамнесиса.

В 1-й кн. последовательно опровергаются: платоново определение души как самодвижущегося начала, позд-непифагорейская концепция души-гармонии и натура-листич. теории души как тончайшего вещества. Во 2-й кн. душа определяется в терминах акта и потенции как «первая энтелехия естеств. тела, обладающего ор­ганами» (412 b 5) (душа, т. о., неотделима от тела и в целом смертна; контраст с «Евдемом», по В. Йегеру, объясняется эволюцией взглядов Аристотеля от плато­низма к эмпиризму, а по И. Дюрингу — различием жанров и предмета). Анализ чувств. восприятия (кн. II, гл. 5 — кн. III, гл. 2) показывает, что кроме пяти органов чувств никакого «шестого чувства» (и тем са­мым внечувств. источника познания) — нет. Главы 4—8 кн. III посвящены уму-нусу, причём гл. 5 содер­жит одно из самых интересных и трудных мест у Арис­тотеля, породившее (начиная с древности) множество толкований: теорию «активного» и «пассивного» ума. Пассивный ум воспринимает извне формы (представле­ния, понятия), деятельность активного ума поясняет­ся двумя метафорами: мастер в его отношении к мате­риалу и свет в его отношении к освещаемым вещам. Активный ум — единств. отделимая ы бессмертная часть души.

444 «О ДУШЕ»

Греч. комм.к «О д.» Александра Афродисийского, Фе-мистия, Симликия, Иоанна Филопова, Софония (14 в.) изданы в серии CAG (соответственно Suppl. II 1—2; v. V 3; v. XI; v. XV; v. XXIII 1). Из ср.-век. комм.следует прежде всего назвать: Ибн Рушда — Averrois Cordubensis. Commentarium magnum in Aristo-telis De anima libros, ed. F. St. Grawford, 1953 (Corpus comm. Averrois in Aristotclem..., v. 6,1); Фомы Аквин-ского — Sancti Thomae Aquinatis... in Aristotelis librum De anima commentarium, ed. A. M. Pirotta, 1959.

Лучшее изд. греч. текста: W. D. ross, 1956.

Важнейшие комм.: A. Torstrik, 1862; P. Siwek, 19573; W. D. ross, 1961; R. D. Hicks, 19652 (наиболее фунда­ментальный); W. Theiler, 19734.

Рус. пер.: П. С. Попова (1937; новая ред., в кн.: Соч., т. 1, 1975).

• S p i с e r B. E., Aristotle's conception of the Soul, L., 1934; H a m e l i n О., La theorie de l'intellect d'apres Aristote et ses commentateurs, P.,1953;Rist J.M., Notes on Aristotle. De ani­ma 3.5, «Classical Philology», 1966, v, 61, № 1, p. 8—20; см. также лит. к ст. Аристотель.

«О ЗНАЧЕНИИ ВОИНСТВУЮЩЕГО МАТЕРИА­ЛИЗМА»,статья В. И. Ленина; написана в марте 1922 по просьбе редакции журн. «Под знаменем марксизма» (напечатана в № 3 за 1922). Останавливаясь на задачах журнала, Ленин определил в этой статье программу дальнейшего развития марксистской философии, рас­смотрел теоретич. работу партии как составную часть плана социалистич. строительства. Формулирующая ак­туальные задачи журнала в борьбе против бурж. идео­логии ст. «О з. в. м.» является как бы филос. завеща­нием Ленина; она определяет направления, по к-рым должна быть продолжена работа в области философии.

Одна из осн. идей статьи — ведущая роль партии пролетариата в борьбе против свергнутой, но удесяте­рившей своё сопротивление буржуазии. Применительно к области философии указанный принцип требует, по Ленину, союза марксистских философов с последоват. материалистами, не принадлежащими к партии комму­нистов, союза, направленного на разоблачение бурж. профессоров философии как «дипломированных лакеев поповщины». Важнейшей частью филос. работы Ленин считает систематич. пропаганду воинствующего атеиз­ма, сочетающуюся с науч. исследованиями в области ре­лигии. Развивая мысли о социальных корнях рели-

гия, высказанные им ранее в статьях «Социализм и религия» и «Об отношении рабочей партии к религии», Ленин особо подчёркивает необходимость анализа тесной связи «...классовых нтересов и классовых организаций современной буржуазии с организациями религиозных учреждений и религиозной пропаганды» (ПСС, т. 45, с. 28).

В борьбе с религией не следует пренебрегать помощью даже нематериалистов — бурж. учёных, способных дать и дающих ценные науч. исследования в области фактич. материала, но «опровергающих» религ. пред­рассудки лишь для замены их более рафинированными и ухищрёнными предрассудками. Атеистич. пропаган­ду следует ставить на серьёзную естеств.-науч. базу, заключая союз с «...представителями современного естествознания, которые склоняются к материализму и не боятся отстаивать и проповедовать его против гос­подствующих... модных философских шатаний в сторо­ну идеализма и скептицизма» (там же, с. 29).

Ленин обращает внимание на те идеалистич. выводы, к-рые делаются бурж. учёными из новейших открытий в области естествознания. «Надо помнить, что именно из крутой ломки, которую переживает современное естествознание, родятся сплошь да рядом реакционные философские школы и школки, направления и направ-леньца» (там же). Для успешной борьбы с ними необ­ходимо совместно с естествоиспытателями внимательно следить за вопросами, к-рые выдвигает новейшая рево­люция в естествознании. Ленинское требование союза естествоиспытателей и философов является одним из главных в намеченной им программе марксистов в об­ласти теории.

Принципиальное значение Ленин придаёт вопросу о том, как относиться марксистам к филос. наследию прошлого. Он требует опираться во всей филос. работе на традиции материализма, возражает против нигилис-тич. отношения к культурному наследию: «...чураться союза с представителями буржуазии XVIII века, т. о. той эпохи, когда она была революционной, значило бы изменять марксизму и материализму...» (там же, с. 28). Особо Ленин выделяет значение гегелевского филос. наследия. Без «...систематического изучения диалек­тики Гегеля с материалистической точки зрения...» (там же, с. 30) невозможно «...быть ... сознательным сто­ронником того материализма, который представлен Марксом ...» (там же). Материалистически донятая диалектика Гегеля должна сыграть громадную методо-логич. роль в развитии естествознания и обществ. наук. «Современные естествоиспытатели найдут... в ма­териалистически истолкованной диалектике Гегеля ряд ответов на те философские вопросы, которые ста­вятся революцией в естествознании и на которых „сбиваются" в реакцию интеллигентские поклонники буржуазной моды» (там же, с. 31).

Статья «О з. в. м.» пронизана идеей партийности обществ. наук, философии. В связи с этим Ленин ста-вит вопрос об организации всей науч.-теоретич. вос-питат. работы, её содержании, подборе преподават. кадров и т. д.

Задачи, поставленные Лениным в ст. «О з. в. м.» пе­ред философией, служат руководством в теоретич. деятельности КПСС, всех философов-марксистов.

• История философии, т. 6, кн. 1, М., 1965, с. 76—85.

А. X. Касымжанов.

«О ЧЕЛОВЕКЕ»(«De l'Homme», L., 1773), одно из осн. филос. соч. Гельвеция, наиболее полное выражение социологич. и этич. учения франц. материализма 18 в. К. Маркс писал, что в этой книге «...материализм по­лучает собственно французский характер», т. е. приме­няется к обществ. жизни (Маркс К. иЭнгельсФ., Соч., т. 2, с. 144). Приписывая ощущениям универс. значение, Гельвеции отвергает теологич. и спиритуа-листич. концепцию человека и развивает идеи эпику­рейского антропологич. материализма, в соответствии с к-рым «...себялюбие, наслаждение и правильно поня-

тый личный интерес...» (там же) составляют основу обществ. жизни. Гельвеции критикует теорию врож­дённых идей Декарта, но при этом он приходит к оши­бочному отрицанию роли наследственности и абсолюти­зированию зависимости человеч. психики от измене­ния телесной организации под влиянием внеш. среды. Определяя воспитание как результат воздействия на личность социальной среды, в т. ч. определ. политич. режима, Гельвеции теоретически обосновывал необходи­мость уничтожения феодализма, религ. идеологии и ка-толич. церкви. Основой воспитания он считал принцип единства личного и обществ. интересов. Идеалистич. представления о решающей роли законодательства и просвещения дополнялись отд. материалистич. догад­ками о роли экономич. факторов и материальных пот­ребностей в прогрессивном развитии общества. Отвер­гая эгалитаристскую антибурж. пропаганду Руссо, Гельвеции считал частную собственность неотъемле­мым правом человека. Критикуя деспотизм, он не ви­дел возможности установления респ. формы правления в больших гос-вах и связывал свои социально-политич. идеалы с просвещённым абсолютизмом, осуществляю­щим бурж. демократию. Социологич. идеи Гельвеция, утверждавшие природное равенство человеч. духовных способностей, всемогущество воспитания и природную доброту человека, право на революц. уничтожение несправедливого обществ. устройства, сыграли большую роль в идейной подготовке Великой франц. революции и повлияли на развитие утопич. социализма 1-й пол. 19 в.


1917725377922403.html
1917771215646573.html
    PR.RU™